Исторический кинематограф Марка Алданова

Марк Алданов

Марка Александровича Ландау-Алданова (1886-1957) с полным правом следует отнести к первому ряду мастеров русской зарубежной литературы. Он был хорошо известен современникам разных стран как автор многотомных исторических эпопей, как драматург и политический публицист. Благодаря републикациям последнего времени литературное наследие писателя вернулось и на родину. Однако мы пока не можем составить полное представление о связях Алданова с кинематографом, хотя нам известно, что одно время он сотрудничал с самой знаменитой из эмигрантских кинокомпаний Cine-France.

Вот что Алданов писал в письме к литератору и журналисту В.Я.Ирецкому (1883-1936):

"21 июля 1924 года
Дорогой Виктор Яковлевич,
кинематографическое О[бщест]во Cine-France пригласило меня в "литературные консультанты". Это значит, что я: 1) указываю им новые и старые романы, из которых они могли бы составить сценарии, 2) даю отзывы об оригинальных сценариях. Не хотите ли Вы предложить что-нибудь Обществу? Моя сестра говорила мне, что у Вас роман, как будто созданный для кинематографа, - Вы ей читали в Берлине. Да я и сам думаю, что Вы, один из немногих русских писателей с фантазией и фабулой, могли бы написать очень интересный сценарий. Неудобство заключается в том, что в случае непринятия (а принятие, к сожалению, зависит только от правления О[бщест]ва, а не от консультанта) труд автора пропадает даром. В противном случае они оплачивают хорошо. Не пришлете ли Вы мне на 4-5 страницах резюме Вашего сценария или хотя бы Вашего сюжета? Я бы очень рад был представить его О[бщест]ву. [...]

В ожидании скорого ответа шлю Вам сердечный привет. Преданный Вам М.Ландау-Алданов"1.

Кинослужба писателя пришлась на недолгий "золотой век" русской зарубежной кинематографии и связала его имя с крупнейшими ее мастерами. Например, по приглашению режиссера Александра Волкова Алданов как знаток истории консультировал съемки фильма "Казанова"2. В конце 20-х - начале 30-х годов он предпринял несколько самостоятельных сценарных опытов, один из которых - экранизация толстовского романа "Война и мир". В те же годы Алданов и Бунин вполне серьезно обсуждали проект совместного оригинального сценария3, однако все эти затеи по каким-то причинам не воплотились в жизнь.

Тем не менее Алданов считался авторитетным экспертом в области экранного творчества среди собратьев по перу, время от времени обращавшихся к нему за консультациями и деловыми советами. Так, например, 13 или 14 октября 1933 года тот же Иван Бунин делился с ним своими кинематографическими "терзаниями".

"Дорогой друг,
[...] Окажите услугу. Получил письмо from Jos[eph] B.Polonsky4, 6912 Hollywood Boulevard, Hollywood, Calif[ornia]: "Имею возможность продать Ваш расск[аз] "Г[осподин] из С[ан-] Франц[иско]" - ателье может купить только название (отдельно) или и рассказ (вместе). Не могу вести переговоров, пока не получу от Вас: 1) доверенностей, 2) Вашу довер[енность] на рассказ, 3) или за название только (без содержания). [...] И вот не знаю, что ответить Полонскому. Как написать доверенность? На каком языке ее надо писать? Что сказать про цену?

Готов, конечно, продать все с потрохами - и заглавие, и содержание, - воображаю, что эти с[укины] д[ети] [с ними] сделают!

Не знаю даже, где этот столь знаменитый Hollywood (ведь, каково - "священный лес" значит, кажется!) - возле Лос-Анджелеса?

Ответьте два слова, дорогой.
Обнимаю Вас [...]
Ваш Ив.Бунин"5.

Многоопытный Алданов ответил другу обстоятельным письмом с советами, как лучше распорядиться авторскими правами в отношениях с голливудскими продюсерами, и они были в точности исполнены. После этого Бунин записал в дневнике: "Послал авион Полонскому в Холливуд. 18-го еще". На следующий день В.Н.Муромцева-Бунина оставила другую запись: "Полонский из Холливуда прислал предложение дать ему право продать или заглавие, или всю вещь "Господин из Сан-Франциско". [...] Если бы это дело вышло, то мы были бы спасены, иначе будет очень плохо". Между тем шли дни, а ответа из Голливуда не было. Месяц спустя, 16 ноября В.Н.Муромцева-Бунина записала: "Из Америки насчет синема ответа нет. Ян думает, что [это] один из многих неосуществленных проектов [...]". Так оно и вышло - рухнула очередная надежда писателя на обретение кинематографического заработка, и лишь скорое решение Нобелевского комитета о присуждении Бунину долгожданной премии развеяло остроту разочарования.

Все известные нам документы и свидетельства показывают, что "роман Алданова с кинематографом" тоже не сложился. В 1930-е годы Алданов отошел от околокинематографических дел, всецело отдавшись созданию своих монументальных исторических фресок. Мы даже не знаем, сохранились ли его сценарные опусы и наброски. Одно лишь кажется несомненным: экран для писателя был не столько службой, несбывшейся мечтой о богатстве или просто увлечением киномана, но предметом оригинального интеллектуального чтения и анализа. Чтобы убедиться в этом, достаточно перечесть некоторые из его статей, по жанру тяготеющих не к кинорецензии, а к излюбленному им портретному очерку. Их темы были навеяны посещениями кинотеатров.

Как известно, кинохроника традиционно относится к низкому, "нагрузочному" элементу просмотра. Однако для Алданова она была несравненным историческим свидетельством, полным явных и скрытых смыслов и значений, разгадать и прокомментировать которые под силу лишь искушенному и отягощенному богатейшей эрудицией уму. В мелькании сменяющих друг друга картин политического паноптикума межвоенной Европы для Алданова не было лишних деталей и невнятных мелочей. Традиционная, но умозрительная для исторического романиста схема "люди и положения" обретала в кадрах кинохроники плотскую осязаемость и живую интригу.

Не все из предсказаний Алданова сбылись в реальности, но он никогда и не претендовал на роль оракула. Предваряя одну из своих книг, он предупреждал: "Я не ставил себе целью подводить какие бы то ни было "итоги" нашей катастрофической эпохе. Выводы сделает, если захочет, сам читатель". Ценность и интерес исторического кинематографа Марка Алданова в другом: беспристрастная аналитичность, беспощадная точность характеристик и оценок, изощренное умение стороннего наблюдателя увидеть за внешним внутреннюю суть вещей и явлений и проследить их историческую эволюцию. Именно поэтому статьи писателя представляются нам уникальным для отечественной словесности опытом литературного "дубляжа" кинотекстов, заслуживающим нового прочтения.

Мы воспроизводим тексты статей М.Алданова по нормам новой орфографии, с незначительными пунктуационными и орфографическими исправлениями. И выражаем большую признательность Т.Осокиной, чьими справками пользовались при подготовке этой публикации.

 

1 РГАЛИ, ф. 2227, оп. 1, ед.хр. 156, л. 6.

2 "Новое Русское Слово" (Нью-Йорк), 17 августа 1926 года, с. 3.

3 Грин М. Письма М.А.Алданова к И.А. и В.Н.Буниным. - "Новый журнал", 1965, кн. 80 - 81.

4 Иосиф Полонский - журналист, печатавшийся в русскоязычных изданиях США по вопросам кино, сотрудник голливудских киностудий, с 1931 года заведовал международным отделом компании МГМ.

5 ГА РФ, ф. 6845, оп. 1, ед.хр. 342, л. 90.