Маски. «В лучах Солнца», режиссер Виталий Манский

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

На прошедшем в Петербурге фестивале "Послание к человеку" Виталий Манский, чей фильм "В лучах Солнца" участвовал в международном конкурсе, получил приз ФИПРЕССИ и приз жюри прессы. О фильме, снятом в самой закрытой стране мира, – Зара Абдуллаева.


m2m logoВиталий Манский задумывал одно кино, но корейская реальность подсунула ловушку. Режиссер ею воспользовался и сделал кино другое. Если б во время съемок не появились супервайзеры проекта (идеологические цензоры), а по сути – режиссеры-невидимки фильма Манского – их надо было бы выдумать. Если бы Манский тайно не снял репетиции этих знатоков правил игры в корейской реальности, если бы реальные корейцы не участвовали бы в бесконечных дублях едва ли не каждой сцены, зрители удовлетворились бы внеочередным, но ожидаемым «Триумфом воли». Иначе говоря, впечатляющим аттракционом парадов, праздников и прочих образчиков тоталитарной машины. Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

Непривычные условия съемок позволили Манскому запечатлеть северокорейскую повседневность, в которую доступ закрыт. Невероятно, но именно игровая стихия обнажила радикальность этого документа. Образного и прозрачного. Но радикальность фильма не связана только с «обнажением приема», то есть с подтверждением, что люди в тоталитарном обществе обречены нечто изображать, «не быть собой», а себя моделировать и превращаться в персонажей фейковой действительности.

С одной стороны, в этом фильме проблематизируется так называемая подлинность искаженной реальности. С другой, – что гораздо важнее – эта деформированная реальность потребовала новых средств предъявления и осмысления.

Обнаружить идентичность без личности (Дж. Агамбен) – вот что удалось снять Манскому в Северной Корее. Это и есть открытие закрытого мира.

mansky 4"В лучах солнца"

«В лучах Солнца» – это еще один «акт убийства», но без оппенхаймеровской реконструкции пыток, с удовольствием (спустя десятилетия) разыгранных перед камерой проправительственных антикоммунистических головорезов и фанатов голливудского кино.

Игровое начало и документ вступают здесь в интимную завораживающую связь. Общество спектакля переносится из кинозала с пассивной публикой на экран, свидетельствуя об архаическом и непростом слипании в северокорейском обществе персоны и маски.

В книге «Что такое современность?» Агамбен разъясняет, что слово persona первоначально означало «маска». Маска обеспечивала общественное признание, «правоспособность и политическое достоинство свободного человека». Но не раба, изначально лишенного маски, имени, а значит, и личности. Римские патриции хранили восковые маски предков в атриумах своих палаццо. Так persona (маска) обуславливала «место человека в драмах и ритуалах общественной жизни». В позднейшие времена концепция идентичности человека претерпела кардинальные изменения и постепенно свелась к набору биологически данных, необходимых для опознания преступника (отпечатки пальцев, антропометрические измерения и т.д.).

Документ Манского о жизни одной северокорейской семьи возвращает маске ее утраченное значение «личности» и становится показателем (а не только атрибутом) общественного существования папы, мамы, дочки.

mansky 3"В лучах солнца"

Для того чтобы такая документальная реальность стала внятной, Манский смонтировал бесконечные дубли игровых сцен, в которых папа-инженер (по роли, разработанной корейскими «режиссерами»), мама (по той же легенде, работница молокозавода) и дочка, вступающая в ряды пионеров, должны были в ходе репетиций той или иной сцены, эпизода дотянуться до своих персональных масок. До ритуального общественного признания. В данном случае разговорами о большой постановке жизни в Северной Корее не обойтись.

Репетитивность сцен во время домашнего обеда в квартире, предназначенной для съемок, а не в той, где реально проживает эта семья; встреча пионеров с ветераном войны; репетиции съемок производственных достижений главных героев и фоновых персонажей, во время которых корейские помощники Манского (а не вредители его фильма) работают с артистами поневоле, вменяя им новые реплики, свидетельствуют об онтологии северокорейской реальности, которую иначе не обнаружить.

Игровые сцены в этом фильме суть экзистенциальные. Они мощнее, а не смешнее тайком снятых мимолетностей (например, марширующей серой массы на улице, толкание автобуса, чтобы он тронулся с места) из гостиничного окна режиссера. Эти врезки прекрасны и значимы, спору нет. Как и возложение цветов к отцу корейского народа, как портретная фотоссесия корейцев; как семейный альбом, прошедший обработку фотошопа; как фигуры и лица в вагоне метро. И, конечно, как слезинка девочки Зин Ми, измученной репетициями в танцклассе: ее готовят к выступлению в правительственном концерте, но запомнить движения, ритм ребенку трудновато.

mansky 2"В лучах солнца"

Настоящее и, возможно, скрытое новаторство этой картины состоит не в срывании масок абсурдной бесчеловечной корейской реальности. Но, как бы дико это ни казалось, в процессе/механизме обретения масок. Именно они определяют персональное общественное признание и личное пространство участников съемки этого фильма. Именно маска обеспечивает идентичность; не «патрициев», но рабов - рабов на наш, отстраненный, чужой взгляд.

Христианская повесть, или отступники. «Молчание», режиссер Мартин Скорсезе

№2, февраль

Христианская повесть, или отступники. «Молчание», режиссер Мартин Скорсезе

Максим Семенов

Финал этой истории хорошо известен. Современные путеводители по Японии описывают произошедшее примерно так: церковь Оура в Нагасаки была возведена в 1864 году и освящена в честь двадцати шести мучеников за веру, распятых по приказу здешнего феодала в самом конце XVI века. 17 марта 1865 года к местному настоятелю французскому священнику Бернару Петижану обратились несколько крестьян из деревни Ураками. Они объявили себя тайными христианами и попросили отвести их к статуе Богородицы.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

Проведение фестиваля OPEN CINEMA оказалось под угрозой

15.07.2014

Оргкомитет международного кинофестиваля короткометражного кино и анимации OPEN CINEMA, проходящего при поддержке Министерства культуры РФ и Комитета по культуре Правительства Санкт-Петербурга в Санкт-Петербурге последние 10 лет, распространил письмо, в котором сообщил, что в связи с принятием новых законодательных норм о правилах проката российского кино многие его показы оказались под угрозой.