Движение-2015. Все тяжело больны (часть 2)

  • Блоги
  • Евгений Майзель

Собравшись с мыслями, Евгений Майзель делится впечатлениями от Третьего Национального кинофестиваля дебютов «Движение», а также констатирует обострившийся процесс идейной и эстетической диффузии кинематографа и иных мультимедийных форм. 


Окончание. Начало см. здесь.

3. 

Сквозным метасюжетом «Движения-2015», на свой лад подхватываемым большинством фильмов-участников трех конкурсных секций, я назвал бы «русскую полевую антропологию». Иначе – наблюдательную, пристрастную фиксацию телесной, душевной, духовной жизни россиян в широчайшем диапазоне от дрейфующей нормы до самых радикальных, но все-таки свойственных ей аномалий и перверсий. Причем второго – погружений в мир болезней и безумия – наблюдалось заметно больше. 

Русская полевая антропология попадает в фокус документального исследования актера Саши Горчилина, снявшего вместе с коллегами – актерами из «Гоголь-центра» и Ярославского академического театра – деревенский травелог под названием #комунарусижитьхорошо (специальный диплом жюри «За хождение в народ»). В глубокой русской провинции – где-то на границе с Украиной – снята игровая картина Виталия Суслина  (специальный диплом «За правдивость и убедительность образов») о совместном проведении двумя городских девушками летних каникул в компании с местными парнями. В слегка тревожном режиме под эгидой «Ну всё, сейчас начнется» «Дефиле» переливается гирляндой комичных, медитативных и психологических эпизодов-зарисовок – и благополучно ими заканчивается, по сути не «начавшись», но напоив зрителя буколической атмосферой, профессиональными актерскими работами и безмятежными холмисто-речными красотами средней полосы.

dvijenie-2015-2-defile«Дефиле», режиссер Виталий Суслин

Совсем в другом режиме – судорожном, нервическом, прыгающем с одного экзистенциального рубежа на другой – развивается российско-французская драма «Поездка к матери», вторая полнометражная картина Михаила Козырева-Нестерова, более известного в качестве продюсера и сценариста. Молодой россиянин (актер-дебютант Артем Алексеев, получивший приз за лучшую мужскую роль) едет во Францию навестить старушку-мать и сводную сестру, но дальнейшие трагические события раскрывают в нем одного из тех самых непредсказуемых, безбашенных, асоциальных и склонных к тяжелому алкоголизму русских, коих так привычно и небезосновательно опасаются законопослушные жители Центральной и Западной Европы. Драматургически несовершенная, «Поездка» обрадует ценителей изощренной картинки от Олега Лукичева (приз за лучшую операторскую работу), амбиента от Макса Рихтера, а также поклонников Адель Экзаркопулос (подтвердившей здесь свой исполнительский класс) и Маргариты Тереховой, озвучившей мать главного героя.

dvijenie-2015-2-poezdka«Поездка к матери», режиссер Михаил Козырев-Нестеров

«Высокая болезнь» протагониста «Поездки к матери» по-своему знакома и главному герою неигровой ленты «Ярко и светло» – худруку театра для инвалидов (специальный диплом «За яркое и светлое кино»). Режиссеры – давние выпускники школы Марины Разбежкиной Антон Серегин и Александра Колесникова (премьера их дебютного полного метра «Денис Давыдов Trip» также состоялась в Омске два года назад и была также отмечена специальным дипломом) – в очередной раз продемонстрировали свое умение находить живую жизнь в ее малоизученных уголках и дикорастущем виде.

dvijenie-2015-2-SVETLO«Ярко и светло», режиссеры Александра Колесникова и Антон Серегин

В отличие от «Ярко и светло», тяготеющего к неподдельной драме, короткометражное игровое «Круговое движение» Максима Дашкина балансирует между сентиментальной лирической комедией и хладнокровным ситкомом. За несколько часов до наступления Нового года героиня (Агния Кузнецова) колеблется, не сменить ли ей мужа на (подчеркнуто единственном) основании отсутствия жилплощади у одного (актуального) и наличия ее – да еще и в столице – у другого (потенциального). Эти колебания, в стиле несколько подзабытой сегодня прозы Михаила Зощенко, служат режиссеру одновременно и маркером абсурдистской дегуманизации, и условием компактной фабулы, в границах которой Дашкин выстраивает свой саспенс и систему гэгов, основанную на хореографии персонажей.

dvijenie-2015-2-dvijenie«Круговое движение», режиссер Максим Дашкин

Жюри короткого метра под председательством продюсера Артема Васильева вручило «Круговому движению» заслуженный диплом «За верность традициям», а Главный приз предпочло отдать манерному и ученическому «Эпилогу» 22-летнего Владимира Бека. После этой награды Бека смело можно считать главным любимчиком Омского фестиваля: год назад он уже увозил Гран-при «Движения» за гораздо более уверенный и радикальный «Без кожи» (иногда это название пишут слитно) – полнометражный манифест молодости, чувственности и социального эскапизма.

К сожалению, здесь не было возможности упомянуть всех номинантов всех трех конкурсов, поэтому ограничиваюсь лауреатами. Однако об одном фильме, оставшемся без призов и дипломов, сказать все же необходимо, потому что, наряду с картиной Мавромати, это, пожалуй, самый экспериментальный и необычный фильм «Движения» этого года. Речь об «Эликсире» Даниила Зинченко (студия «Синефантом»: как говорится, кто знает, тот поймет).

Место действия картины – болотистый лес нечерноземья, символизирующий Россию – как природное место битвы и грядущего перемирия горизонтали (пространства) и вертикали (космоса, духа). В этих мифогенных координатах, отсылающих сразу и к Федорову, и к Платонову с Пепперштейном, ничего не меняется десятилетиями – и в то же время каждая минута чревата вселенским коллапсом, даром что протекает обыденно и затрапезно. На самом деле и эти болота, и этот бурелом кишмя кишат партизанами и космонавтами, бывшими русалками и расстригами-учеными, а высокопарные письма, которыми они активно обмениваются друг с другом, разносит неутомимый почтальон.

dvijenie-2015-2-eliksir-2«Эликсир», режиссер Даниил Зинченко

«Эликсир» далеко не безупречен, ему легко предъявить претензии по части литературной, исполнительской, драматургической, технической, etc, и все-таки он – тот самый случай, когда намерения важнее результата. Ошибки, ляпы и даже, если угодно, графомания Зинченко интереснее и перспективнее, чем уверенные, но безжизненные упражнения в стиле многих его натасканных коллег. И то, что жюри под руководством Карена Шахназарова не сочло нужным отметить хотя бы отдельным упоминанием значение этого поиска и этих ошибок, – досадное упущение в его работе. К счастью, единственное.

Сказка про тесноту. «Теснота», режиссер Кантемир Балагов

№5/6, май-июнь

Сказка про тесноту. «Теснота», режиссер Кантемир Балагов

Никита Карцев

Город. Ночь. Взгляд из автомобиля – мимоходом, проездом, исподтишка. Мы не видели эти места. Не знаем этих людей. Они на экране впервые. Не знаем мы и автора фильма – он дебютант. Знаем только имя. Он только что представился во вступительных титрах: меня зовут Кантемир Балагов, я родом из Нальчика, эта история произошла в моем родном городе в 1998 году.

Колонка главного редактора

«Я не могу выпить море»

27.12.2012

Мнения.ру побеседовали с известным российским интеллектуалом, социологом культуры, главным редактором журнала «Искусство кино» Даниилом Дондуреем. В каком будущем нам предстоит жить? Что ждет Россию в течение ближайших десятилетий? Какую роль должны взять на себя сегодня мыслящие люди? За что мы несем ответственность и как выжить в «третьей реальности»? Читайте об этом в нашем материале.

Новости

Коллектив научных работников Музея кино подал в отставку

27.10.2014

На сайте Музея кино сегодня, 27 октября появилось Открытое письмо министру культуры Российской Федерации Владимиру Мединскому, подписанное научным коллективом Музея. В письме авторы перечисляют накопившиеся претензии к новому руководству Музея и объявляют о своем массовом уходе из учреждения. Редакция ИК призывает Министерство культуры РФ и общественность прислушаться к этому обращению.