Сказка о потерянном времени. «Слишком свободный человек», режиссер Вера Кричевская

  • Блоги
  • Иван Чувиляев

Выход «Слишком свободного человека» Веры Кричевской – событие экстраординарное. В первую очередь, потому что главный герой этого документального фильма – Борис Немцов, и фигура эта ко многому авторов обязывает.


Трагическая смерть превратила Немцова в героя. Он перестал быть политиком, оппозиционером, человеком из телевизора и стал символом времени, с которым связан. Разговор о Немцове часто ведется в сослагательном наклонении: «если бы Ельцин сделал его преемником…», «.. если бы не погиб и провел марш против ненависти». Еще при жизни Немцова пересмешники из группы «НОМ» почуяли в нем воплощение «России, которую мы потеряли». В их космической саге «Звездный ворс» он сыграл президента России (справедливости ради, роль Бога там же досталась Артемию Троицкому).

slishkom svobodny chelovek 1«Слишком свободный человек»

Вера Кричевская в своем фильме тоже ищет ответ на «что, если бы». Только формулирует его более приземленно: «как вышло, что Немцов не стал президентом?» «Человек» – лента вообще приземленная. В идеале ее стоило бы показывать сдвоенными сеансами с другим фильмом о том же герое, «Моим другом...» Зоси Родкевич. Там – лирика и выразительный портрет героя, предельно интимный и камерный. Тут – суховатые факты, изложенные друзьями и коллегами, картинки из архива телеканалов. Даже хронологически фильмы друг к другу примыкают: лента Родкевич начинается ровно там, где кончается ЖЗЛ авторства Кричевской, в момент, когда Немцов идет на выборы в Ярославскую думу.

Кричевская снимает фильм аккуратно и неспешно, без сантиментов. На экране сменяют друг друга спикеры: коллеги по Нижнему Новгороду и работе в правительстве, собратья по партии СПС и оппозиции. Каждый из них пишет примерно один и тот же портрет: озорного весельчака, слишком человечного, чтобы надолго задержаться в правительстве или вообще во властных структурах. Каждый повествует о разных «этапах большого пути»: мэр Нижнего, вице-премьер, депутат, оппозиционер. По всем параметрам это фильм не для кино, а для телевидения. Телевизионность эта ярче всего проявляется даже не в структуре фильма, а в том, что он вообще не рассчитан на «длительное хранение». Он снят для зрителей, которые живут здесь и сейчас. Для тех, кто про Немцова почти все знает, кто его помнит и любит. Для кого он значит многое. Кто прожил большую часть сознательной жизни с этим героем. «Человек» похож на поминки: разные люди вспоминают усопшего.

«Слишком свободный человек», трейлер

Но есть здесь еще кое-что, выводящее «Человека» за рамки поминок по Немцову. В отличие от фильма Родкевич, это не портрет. Скорее, пейзаж. Немцов оказывается такой персоной, которая позволяет подробнее и яснее разглядеть нюансы того времени, с которым оказалась связана. Фильм странным образом уравнивает очень разных, совершенно непохожих людей. Нигде, кроме как на экране, они встретиться не могут: Алексей Навальный и Валентин Юмашев, ельцинский пресс-секретарь Сергей Ястржембский и Илья Яшин. Попав в пространство одного фильма, они проявили странное свойство памяти и восприятия недавней истории.

slishkom svobodny chelovek 3«Слишком свободный человек»

Мы видим последние тридцать лет собственной жизни и жизни страны разделенной даже не на тома, а на отдельные книжки, никак друг с другом не связанные. Одна кончилась – началась другая. Как Наташа Ростова никогда не встретит Обломова, а Семен Семеныч Горбунков не появится в «Сталкере», так и Навальный не может вспоминать о том же Немцове, о каком на минуту до того говорит бизнесмен Фридман или Альфред Кох. Время воспринимается дробно, оно разбито на разные времена и жизни. «Человек» делает большое дело: Вера Кричевская эти блоки соединяет в единое целое. Порой странное, порой лишенное логики и стройности.

slishkom svobodny chelovek 2«Слишком свободный человек»

Возможно, все дело в фигуре Немцова. Возможно, разнообразие «спикеров» сказывается. Но впервые история России последних десятилетий здесь становится именно историей, а не сборником пестрых картинок. И вот это действительно ценно: сводит на нет телевизионность, придает масштаб и объем. Через десять лет «Человек» вряд ли устареет. Скорее, создаст канон: такими были эти тридцать лет.

Сердце не на месте. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

№5/6, май-июнь

Сердце не на месте. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

Алексей Медведев

После того как событие случается, все его причины выглядят очевидными. Кажется, что оно не могло не произойти. Так было и с победой «Аритмии» на «Кинотавре». «Ведь Боря Хлебников такой хороший и добрый...», «Ведь Яценко и Горбачева такие классные...», «Ведь на душе так грустно, но и радостно тоже...», «Ведь так приятно напевать после фильма «Яхта, парус...» Сочинская легкая эйфория оборачивается таким легким маскировочным туманом, который не дает оценить масштаб и смысл происшедшего.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

В Подмосковье пройдет XI МКФ «Волоколамский рубеж»

12.11.2014

С 14-18 ноября 2014 г. в городе Волоколамск Московской области пройдет ХI Международный фестиваль военно-патриотического фильма «Волоколамский рубеж». Фестиваль будет посвящен Первой мировой войне, 100-летняя годовщина которой человечество отмечает в этом году. Поэтому в программу включено несколько фильмов, посвященных Первой мировой войне, и перед открытием состоится круглый стол на соответствующую тему.