Новая дорога на проторенном пути. «Тор: Рагнарёк», режиссер Тайка Вайтити

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Гигантский проект компании Marvel, в рамках которого за 9 лет вышло уже 17 кинокомиксов, представил один из последних на пути к суперфильму «Мстители: война бесконечности» кроссовер «Тор: Рагнарёк». О третьем фильме франшизы про скандинавского бога грома – Нина Цыркун.

Супер-кино-вселенная Marvel, властно занявшая лидирующее место на рынке блокбастеров, поддерживает зрительский интерес регулярным обновлением тональности, что случается во многом благодаря неординарному выбору режиссеров. На этот раз был приглашен новозеландец Тайки Вайтити, номинант на «Оскар», доказавший свое умение нетривиально посмотреть на привычное и рассмешить там, где смех вроде неуместен – прежде всего, помещая персонажа в чуждую ему среду и лишая привычных бытовых подпорок. Так и случается с Тором (Крис Хемсворт, кто же еще), которого мы видим в первых кадрах фильма связанным и утратившим свой заточенный на владельца молот Мьёльнир.

Фигурирующее в названии слово «Рагнарёк» в скандинавской мифологии означает конец света, апокалипсис, Армагеддон, но для Вайтите это не повод впасть в угрюмую серьезность, а шанс на обновление миров в сюжете, и заодно – возможность нового поворота в стратегии супергеройского кинокомикса. Вайтити, ясное дело, не один выработал этот новый подход, в котором, как мне кажется, удачно найден баланс между свежеподанной адресацией к традиционно задействованным эмоциям и уверенно звучащей ностальгической нотой. Я имею в виду не архетипические модели северо-скандинавской мифологии, воспроизводившиеся в разных других мифологических сюжетах, в том числе библейских, которые утоплены в нашем подсознании и всегда обеспечивают благодарный зрительский отклик. И даже не отсылки к заэкранным персонажам и подсюжетам – вроде камео Скарлетт Йоханссон в роли Наташи Романофф (она же Черная вдова). Или эпизод с Доктором Стрэнджем (Бенедикт Камбербэтч), поселившимся на улице, чье название созвучно с Бейкер-стрит. Или, еще один пример, упоминание Железного человека/Тони Старка, не позволяющее зрителю забыть, что он смотрит историю Мстителей.

«Тор: Рагнарёк», дублированный трейлер

Я о другом. Давно замечено, что современный приключенческий блокбастер – это возвращение к эпохе «кино аттракционов». Но Вайтите шагнул дальше. Новизна его фильма, во-первых, в том, что он вместе со своей командой совершил своего рода контрреволюцию в супергеройском кинокомиксе, сделав бесценный подарок знатокам раннего кино, «кино-примитивов». Сегодня мало кто, наверное, знает, что на заре американского кинематографа экранные короткометражки вкрапливались в сборные программы по типу «бриколажа» (создания предмета из разнородных вещей) и продолжались эти программы иной раз столь же долго, как и «Тор». Иначе говоря, демонстрацию фильмов сопровождал широкий репертуар коммерческих развлечений, процветавших на рубеже XIX-XXстолетий. Сюда входили цирковая магия, бурлески с комическими трюками и визуальными гэгами, короткие пьески, танцевальные номера, бойцовские поединки, мистерии и даже живые картины. Композиция «Тора…», бесшовно сведенная оператором Хавьером Аггиресаробе в единое целое, как раз и состоит из набора подобных элементов. Часть из них – гладиаторский поединок Халка (Марк Руффало) с Тором или вставные выходные номера-презентации новых героев – охотницы за головами, выпивохи Валькирии (Тесса Томпсон) и человека, которому она служит – эксцентричного тирана Грандмастера (Джефф Голдблюм), – изначально обязана сценарию Эрика Пирсона (написанному по сюжету Крэга Кайла и Кристофера Йоста). Другая часть – в первую очередь, с «живыми картинами» – художникам Дэну Хенна и Ра Винсенту.

Во-вторых, следует особо отметить работу дизайнера Беверли Данн, чьи декорации столицы планеты Сакаар-Сити, построенные под открытым небом на двух площадках величиной с футбольное поле, и дворец Грандмастера напоминают легендарные, известные своим масштабом декорации к вавилонским эпизодам шедевра Дэвида Уорка Гриффита «Нетерпимость» 1916 года.

Thor Ragnarok 01«Тор: Рагнарёк»

Ну и, конечно, в новом «Торе» вовсю задействованы традиционные для супергеройского комикса тропы, в том числе «двойной идентичности»: противоборство ученого Брюса Бэннера со своим перекоммутированным зеленым двойником Халком, как и раньше, помогает двигать сюжет и создавать напряженность. Но на этот раз циничный завистник Локи (Том Хиддлстон) неожиданно обнаруживает в своем характере свежие обертоны. Любителям покопаться в психологии персонажа бездну материала предоставит Кейт Бланшетт в роли роковой красавицы, сестры Тора и Локи, богини смерти, демонессы Хелы. И если перепалки Тора и Локи иной раз начинают слегка утомлять, то от Хелы-Бланшетт точно глаз не оторвешь.

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

№5/6, май-июнь

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

Елена Стишова

Сленговое словечко «топтун», казалось бы, безвозвратно похороненное в советском культурном слое, да и прочно забытое, вдруг очнулось. В сетях то и дело натыкаюсь на «топтуна», а ведь фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло», где это слово прозвучало, еще в прокат не вышел, но «эффект сарафана» уже заработал. И это после нескольких фестивальных показов.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

Завершился XVI Канский фестиваль. Приз прессы завоевал фильм, присланный с планеты Мальгаут

27.08.2017

27 августа в городе Канск состоялась церемония закрытия XVI Международного Канского видеофестиваля. ИК подробно рассказывает о лауреатах самого радикального фестиваля в России.