ММКФ-2014. Черные и белые в цвете

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В программе российского кино 36-го ММКФ – шесть полнометражных дебютных фильмов. Об одном из них – трагикомедии «Ч/Б» Евгения Шелякина на злободневные темы национализма и ксенофобии – рассказывает Нина Цыркун.

 
moscow-fest-36-logo«Современная сказка для взрослых современных людей на взрослую тему», – так обозначил свой эксцентрический роуд-муви «Ч/Б» дебютант в полнометражном кино Евгений Шелякин. Сказочность, безусловно, в фильме присутствует, хотя в данном случае речь идет не об истории со счастливым концом, а о сказке в духе братьев Гримм, не адаптированной (как это было принято) для советского читателя. Но главное даже не это, а то, что без мистического обрамления история, рассказанная Шелякиным и компанией, показалась бы совершенно неправдоподобной. Потому что трудно представить себе идейного московского нациста, в считаные дни превратившегося в убежденного интернационалиста. Такое возможно, пожалуй, лишь при участии посланца небес. По ходу дела за множеством сценарных поворотов в лихорадочном ритме экшена, в вихре искрометных остроумных диалогов забывается, что в начале фильма этот нацик по имени Ярослав (Алексей Чадов) в пылу нечаянной схватки всадил по самую рукоятку нож в грудь дагестанца Нурика (Мераб Нинидзе). Видимо, кто-то там, наверху, не лишен чувства юмора, ежели посылает именно «черного» новоприбывшего Нурика опять на землю в ранге ангела-хранителя, чтобы опекать незадачливого «белого» Ярослава с целью его перевоспитания. Заодно каждому из них дается шанс восстановить справедливость: и у Ярослава, и у Нурика свой счет к одному и тому же злодею – криминальному авторитету Алхану, которого «против амплуа» играет Сергей Маковецкий.

Соавторам сценария – опытному Андрею Галанову и набившему руку на сериалах (в том числе «Счастливы вместе») Евгению Шелякину – удалось прописать легкие, естественные диалоги, виртуозно обойдясь без единого матерного слова, показав блистательный пример того, как великий и могучий способен выразить все оттенки смысла даже у его носителей из криминальной среды. Больше того, сам злодей Алхан, не чуждый любви к прекрасному, не только коллекционирует раритеты, связанные с именами Байрона, Набокова или Ахматовой, но и сыплет цитатами из Анатоля Франса, Вольтера или Андре Моруа, которых (цитат) у него припасено множество на все случаи жизни, и долбает ими свою малопродвинутую в этом плане свиту. Комический же эффект достигается не только за счет контраста между изысканными словесами и бандитской рутиной, но и явной фейковой природой поддельных артефактов, из-за которых разгорается сыр-бор.

tsyrkun-chb-2
«Ч/Б»

В такого рода мелочах, как и во вкрапленных в сюжет в соответствии с жанром роуд-муви вставных историях, поминутно отвлекающих внимание, незаметно теряется морально-этический вопрос насчет того, что все-таки думает Ярослав о совершенном им убийстве. И впрямь: чего о нем думать, коли жертва – вот она, живехонька, хоть и с кровавым пятном на рубахе. Пусть отведено ей земного существования всего пять дней. Этот сложный вопрос незаметно подменяется не менее серьезным: какие показания даст Ярослав на близящемся суде, где будет рассматриваться другое убийство, к которому причастен он сам, его друг Дима и таджик-хлебопек. В принципе, свидетельство Ярослава покажет, извлек он какие-то уроки из общения с ангелом-хранителем или они прошли для него даром.

tsyrkun-chb-3«Ч/Б»

Детали этой судебной истории раскрываются в фильме понемножку; сценарий выстроен по точно рассчитанной матрице, заставляющей зрителя неусыпно следить за развитием событий – непредсказуемых, как действие сказочного навигатора, поцарапанной советской электронной игрушки «Ну, погоди», перемещающей Ярослава и Нурика в разные географические пространства, но с поправкой на советское качество гаджета с западающей кнопкой. Камера Даяна Гайткулова с лихой непринужденностью фиксирует дорожные приключения, всякий раз оборачивающиеся не так, как рисовалось в воображении знакомого с отечественной кинопродукцией зрителя. Стремительность операторского искусства стянула повествование в энергетически заряженный клубок, сократив длительность фильма, которая в других руках, глядишь, растянулась бы до привычного формата без особых потерь. И, видимо, авторам сценария пришлось наращивать материал до приличествующих полутора часов; а может, они просто так увлеклись сказанием, что забыли вовремя остановиться, и фильм получился минут на десять длиннее за счет пары явно лишних финальных эпизодов.

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

№5/6, май-июнь

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

Елена Стишова

Сленговое словечко «топтун», казалось бы, безвозвратно похороненное в советском культурном слое, да и прочно забытое, вдруг очнулось. В сетях то и дело натыкаюсь на «топтуна», а ведь фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло», где это слово прозвучало, еще в прокат не вышел, но «эффект сарафана» уже заработал. И это после нескольких фестивальных показов.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

«Я шагаю по Москве» отправляется в Венецию

21.08.2014

Сегодня, 21 августа в 12 часов в Москве на площадке МИА «Россия Сегодня» состоялась пресс-конференция об участии России на предстоящем кинофестивале в Венеции. Напомним, что среди многочисленных событий, которые произойдут в рамках 71-ого Венецианского кинофестиваля, как минимум два события имеют непосредственное отношение к России. Первое событие – это участие в главном конкурсе фильма Андрона Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Трапицина». Второе событие – участие картины Георгия Данелии «Я шагаю по Москве» в конкурсной программе Venezia Classici.