Павел Печенкин. Пермское ноу-хау

Интервью ведет Сергей Сычев. 

Идея школьного кинообразования, поддержанная Минкультом, вызвала бурную дискуссию в СМИ и в социальных сетях. Спорили главным образом о списке фильмов, составленном анонимными экспертами. Предложенный контент из ста российских фильмов, снятых за период с 1908 по 1988 год, не устроил никого из дискуссантов, разве что министра культуры В.Мединского, который предложил ввести предмет как факультативный прямо с начала нового (2012-го) учебного года. Этого не случилось, да и не могло случиться, ибо организационная сторона вопроса не была ни проработана, ни хотя бы обозначена.

pechenkin1Проблема уперлась помимо спорного списка «100 шедевров» в непроходимые дебри материальных, кадровых и правовых проблем, без решения каковых интересное начинание легко превращается в эффектное сотрясение воздуха, а то и в авантюру.

В России 50 тысяч школ. Наберется ли соответственное число грамотных модераторов, знающих предмет и готовых адаптировать его для школьников? Вопрос скорее риторический. У нас в стране нет опыта школьного (да и непрофильного вузовского) преподавания кино и медиа. Чтобы ввести новый предмет в школьную программу, нужна целенаправленная работа длиной в три, а то и в пять лет. Нужна инициативная (и, конечно же, креативная) группа разработчиков. Вы не поверите, но такая группа специалистов-первопроходцев есть! В вузах Перми — и не только в гуманитарных — уже несколько лет преподается кино. И школьники тоже вкусили от этого плода. Им понравилось, хотят смотреть и изучать кино, усердно посещают Пермскую синематеку. Этот сюжет напрямую связан с МКФ «Флаэртиана» и его президентом режиссером Павлом Печенкиным. Ниже мы публикуем текст, где Печенкин подробно рассказывает о пермском ноу-хау. И дает конкретные советы тем, кто решится повторить этот опыт.

Сергей Сычев. Как я понял, «Флаэртиана» прошла три этапа в своем развитии. Из семинара она превратилась в кинофестиваль, а теперь в единицу большого гуманитарно-образовательного движения. Хотелось бы, чтобы вы описали, что реально сейчас происходит.

Павел Печенкин. В 2006 году, после того как местное пермское правительство дало деньги на проведение международного ежегодного конкурса, формат фестиваля изменился: он стал соответствовать Хартии международного фестивального движения — с жюри, призовым фондом и т.п. В 2009 году произошло другое событие — появился конкурс «Вуз-Флаэртиана», зародившийся в студенческой среде. После того как закончилась семинарская версия «Флаэртианы», начался международный фестиваль. Много людей — три, четыре, пять тысяч — стали посещать фестиваль ежегодно. А после того как появились параллельные проекты, оказалось, что на просмотрах «Вуз-Флаэртианы», «Флаэртианы-социум», на различных семинарах, которые проходят в Пермском крае и здесь в Перми, зрителей стало больше, чем на самой «Флаэртиане». Что это за зритель? Например, каждое утро в десять часов начинается просмотр детского кино, так называемая «Детская «Флаэртиана» — она возникла в 2012 году. Вчера приезжали дети из детского дома Горнозаводска, сегодня — из детского дома Краснокамска. Для них поездка в кинотеатр — это целое событие.

pechenkin2
Церемония открытия кинофестиваля «Флаэртиана»

С.Сычев. Что происходит на «Детской «Флаэртиане»?

П.Печенкин. Дети смотрят фильмы, обсуждают их с тьюторами. За три года мы воспитали пять человек, которые стали профессионалами. По образованию они педагоги, психологи, социологи, то есть люди, которые много и ежедневно работают с аудиторией. Мы имплантировали им документальное кино как некую вселенную, как точку зрения на мир, и они увидели, что это очень интересно и полезно для аудитории. И радикально отличается от чтения. У нас есть тьюторы, которые понимают проблемы конкретной ­аудитории. Мы называем это социализацией. Главная проблема наших зрителей, как мы считаем, — социализация. В процессе обсуждения фильмов тьютор особое внимание уделяет обретению мотиваций, правильно выстроенного целеполагания. Мы занимаемся этим с самыми разными аудиториями. Если мы работаем с детскими домами, это не значит, что мы не можем организовать обсуждение с научно-технической интеллигенцией. Просто требуется другое кино. Допустим, фильмы Дмитрия Завильгельского «Химики» или «Возвращение Александра Сергеевича в Россию» о проблемах ученых. Это кино горячо приветствуется и смотрится с удовольствием научной интеллигенцией.

Есть педагоги, которые работают с малолетними правонарушителями, теми, кто, совершив преступление, по малолетству не был осужден. Что происходит, когда они приходят в кинотеатр и мы показываем им кино? В отличие от детей домашних, они из неблагополучных семей. Эти ребята, как правило, уже сделали свой выбор в жизни, знают, что многое зависит от них самих. И на одной дискуссии, когда мы сказали, что собираемся показывать кино в детских домах, двое из этих ребят вызвались участвовать в обсуждении с ребятами из детского дома.

С.Сычев. Наверное, это уже не детские дома, а интернаты? Потому что в детских домах дети до шести-семи лет.

П.Печенкин. В детских домах они на самом деле живут до восемнадцати лет. Они там заканчивают школу. В последнее время количество детских домов в Пермском крае резко сократилось: детей разобрали по семьям. Такой вот позитив. У общества появляется человеческое лицо. Люди сами принимают решения, в отличие от государства, у которого, за что бы ни бралось, мало что получается. Для чего, по-моему, существует эта методика совместных просмотров и обсуждений? Дети высказываются по конкретным темам, по поводу конкретной истории, судьбы. Вот фильм Тофика Шахвердиева «О Любви». Мальчик без рук, а он рассуждает про любовь, про то, что его ждет впереди, куда он попадет, а потом появляется женщина, которая на воспитание этого ребенка кладет свою жизнь. Одна жизнь — этого ребенка и другая — женщины, которая его воспитывает. Эти жизни — маленького человека и взрослого — объединены так, что их не разорвать. И вот это ясное понимание социальной проблемы, проблемы всего общества вдруг приходит к ребятам через просмотры подобных фильмов.

С.Сычев. Просмотры для детей из детских домов проводятся только во время фестиваля?

П.Печенкин. У нас дети не только из детских домов. И мы проводим не только просмотры, но и обучение. Три года назад мы получили грант Европейского союза, и у нас в десяти районах Пермского края появились свои люди, которые активно участвуют в этом процессе.

С.Сычев. То есть это уже не просто пять модераторов…

П.Печенкин. Конечно. Прошли обучение двадцать пять человек. В том числе воспитатели детского сада из города Добрянка. На церемонии открытия «Флаэртианы» мы вручали им дипломы за лучшие программы в этих регионах.

С.Сычев. Что происходит в вузах? Как вы там работаете?

П.Печенкин. Когда объявляется очередной конкурс, к нам приходят преподаватели и студенты, они отбирают фильмы для своих мини-фестивалей. Как правило, это три-четыре фильма. К сожалению, качество показов в ауди­ториях университетов не очень хорошее.

С.Сычев. Обычная проекция с DVD?

П.Печенкин. Да. Я не буду говорить о профессиональной проекции — там порой даже штор нет на окнах. Тем не менее они формируют свою программу, организуют просмотры, собирают аудиторию, а потом обсуждают фильмы.

С.Сычев. Оргкомитет курирует эти просмотры?

П.Печенкин. Если они спрашивают совета, мы узнаем, какая тема их интересует, и подсказываем, что выбрать. Они активно используют Интернет, сами находят там интересующие их фильмы. В основном, конечно, русскоязычное кино.

pechenkin3
«Lost boys», режиссер Варвара Обросова

С.Сычев. Иностранное студентов не так интересует?

П.Печенкин. Да. На самом деле это тоже важная позиция: режиссер, который понятен. Он, как и зритель, как и герои фильма, живет в нашей стране, знаком с нашими проблемами не понаслышке. Какой эффект может произвести фильм, снятый немцем где-нибудь в Бангладеш? Одна культура смотрит на другую и преподносит это третьей культуре как некую концепцию. Контакт случается не всегда. Аутентичность автора и аудитории очень важна.

С.Сычев. А можно описать те масштабы, в которых существует движение «Флаэртиана» в вузах? Что это за вузы, сколько их? Чтобы понимать, насколько это масштабное движение.

П.Печенкин. Есть статистика. 78 студентов и преподавателей участвовали в «Вуз-Флаэртиане-2012», 31 программа, 16 образовательных учреждений.

С.Сычев. За год?

П.Печенкин. Это только за месяц, перед фестивалем. А вообще все происходит в течение года. Система продумана. У нас есть отдел медиаобразования. Скажем, тебе нравится кино, нравится коллектив. Ты приходишь, работаешь администратором на входе — первая ступень. Объясняешь, почему этот фильм хороший, говоришь со зрителями, пытаешься убедить их купить билет.

С.Сычев. Как в «Макдоналдсе». Это происходит во время фестиваля?

П.Печенкин. Это происходит круглый год и во время фестиваля тоже. Если человек купил билет, это уже маленькая победа администратора.

Существуют другие методики привлечения зрителей, например организация зрителя на местах — в школах, университетах, разных социальных структурах, куда можно просто прийти и объяснить людям, что есть такой фильм, который нужно посмотреть. У нас на сайте имеется рубрика «Кино по заявке». Пишешь заявку на фильм, который хочешь посмотреть, тебе звонят, договариваетесь о времени. Допустим, учитель в школе. Думает: в ­5—7-х классах можно показать «Чучело». Или, если на патриотическую тему, — «Сын полка». Они знают пять-десять фильмов, которые можно посмотреть. На уроках литературы «Войну и мир» никто читать не будет? Идите в кино.

Но есть продвинутые школы, которые понимают, чем мы здесь занимаемся. Уже пятнадцать школ в Перми заключили с нами договоры и требуют обязательного обсуждения фильма с модератором. И разговор на обсуждении идет на равных. Модератор спрашивает: «Ребята, кто разговаривает с вами на такие-то темы?» — «Никто». — «Вот видите. Это ваша проблема или взрослых?» — «Проблема взрослых», — говорят они. «Это не их проблема, а ваша…» Ну и так далее. Все зависит от аудитории, от драйва модератора, от его знаний и умения, от его опыта. В следующем году мы открываем двухгодичную магистратуру в Научно-исследовательском гуманитарном педагогическом университете. Недавно он получил другой статус. В университете есть сильная школа психологии. И на этой базе мы и начали с ними работать. Денис Смирнов, кандидат наук, психолог, предложил новые методики работы с аудиторией. Я однажды присутствовал при такой истории: Денис собрал учителей одного из районов Перми. Такие тетеньки, уже в возрасте, усталые глаза, серые лица. Пришли с таким настроем: ну, что вы сейчас нам расскажете нового? И вдруг через десять минут эта аудитория преображается, превращается в студенток-второкурсниц с горящими глазами. Достают флэшки, говорят: мы тоже хотим, скачайте нам эти фильмы, пожалуйста!

Это была методика на основе просмотра коротких анимационных фильмов. На выработку простейших причинно-следственных связей между событиями, каких-то выводов морального плана. Все совершенно конкретно. Трех-пятиминутный фильм, и через пятнадцать минут эта аудитория уже сама делает выводы. В университетах проще. Но, конечно, и там бывают исключения. Я был на одном просмотре на факультете журналистики. ­Аудитория — человек сорок. Пятеро пишут эсэмэски, две девицы спят, восемь человек впились в экран. Но после просмотра фильма они мало-помалу начинают втягиваться, постепенно их позиции становятся понятны: почему кто-то спит, кто-то пишет эсэмэски, почему кому-то этот фильм интересен, а кому-то нет. И в конечном итоге аудитория объединяется и уходит после просмотра с каким-то открытием для себя. Это касается и преподавателей, которые тоже смотрят кино и понимают, как и почему его смотрят студенты. В общем, возникает дискуссионная платформа.

С.Сычев. А магистратура, о которой вы сказали, — что это будет? Это будет связано с документальным кино?

П.Печенкин. Не только. С использованием практик кино, искусства и культуры в целом — для воспитания, образования и просвещения в учебных заведениях.

С.Сычев. И этот проект курирует «Флаэртиана»?

П.Печенкин. Мы являемся его инициаторами. И мы наконец-то установили контакт с федеральным Министерством образования. Есть такой замечательный человек — профессор кафедры педагогики МПГУ, руководитель магистерской программы «Тьюторство в сфере образования» Татьяна Михайловна Ковалева. Она сейчас президент МОО «Межрегиональная тьюторс­кая ассоциация». Обычно тьютор в образовании – это человек, выстраивающий индивидуальную образовательную траекторию. Мы же действуем по-другому. Татьяна Михайловна это сразу поняла и оценила. Мы создаем индивидуальную мотивацию у каждого ребенка. Это, другими словами, воспитание человеческого в человеке. Литература практически перестала этим заниматься, дети мало читают. А новый язык, визуальный, не осмысляется и не преподается как язык человеческого общения. Процесс этот не прост. Главное — найти людей, которые умеют говорить с детьми. Кино энергетически и эмоционально намного мощнее, чем привычные морализаторские беседы учителя с учениками. За то время, пока люди смот­рят фильм, в простом разговоре невозможно выйти на контакт с аудиторией. Кино становится поводом для разговора. Подбор фильмов идет для конкретной аудитории, конкретного времени, на определенные темы. Наверное, это можно назвать социализацией через кино. Одновременно это социализация самого кино.

pechenkin4
Конкурс программ фестиваля «Детская Флаэртиана»

С.Сычев. А существуют ли такие инициативы где-то кроме образовательных учреждений? На крупных предприятиях, еще где-то?

П.Печенкин. Это пока непаханое поле, у нас нет специалистов.

С.Сычев. Киноклубы на заводах…

П.Печенкин. Нет. Все киноклубы у нас пока только здесь: в Перми, на территории нашей фильмотеки, сейчас работают около двадцати киноклубов в шести залах. Какие-то собираются раз в месяц, какие-то – два раза в неделю. У каждого свой руководитель. Темы разные. Например, «Искусство кино ХХ века», «Арткино»... По интересам.

С.Сычев. То есть это все равно клубы.

П.Печенкин. Да. А так, чтобы включить подобные программы в учебный процесс, — эта работа еще на начальном этапе.

С.Сычев. Вы говорите «мы». Это оргкомитет «Флаэртианы»?

П.Печенкин. Нет. Это «Пермская синематека». Шесть залов, хранилище, где лежат двенадцать тысяч копий. «Флаэртиана» — только часть выстроенного нами «здания».

С.Сычев. Это синематека в том числе игрового кино?

П.Печенкин. Всякого. У нас четыре тысячи фильмов в документальной синематеке с правами на образовательный показ здесь в синематеке. Но главное, как и везде, кадры, люди. Я уже давно понял, что просто коллекция документальных фильмов, лежащая у тебя на полке, ровным счетом ничего не значит.

Алексей Романов, участник информационной программы короткомет­ражного кино Каннского фестиваля, в свое время пришел на киностудию. Кроме изучения технологии кино по ночам подрабатывал сторожем. ­Охранял шкафы с фильмами. А теперь стал ведущим режиссером и прекрасным оператором. В начале июня 2013 года студентка — выпускница курса Пермского института культуры Ольга Аверкиева победила в конкурсе «Драгон Форума» в Кракове, где были представители из 24 стран, как правило, намного старше, чем Ольга. В общем, процесс активизируется. Фестиваль — это яркое событие, нацеленное на продвижение документального кино на нашей территории, но это только часть нашей работы.

С.Сычев. Как функционирует ваша синематека? Помимо того, о чем мы сейчас говорили, что здесь в принципе происходит?

П.Печенкин. Мы начали говорить о фестивальном движении. В этом смысле фестиваль «Флаэртиана» является всего лишь верхней частью айсберга. И мне смешно появление в некоторых городах фестивалей, которые никакой основы внутри самого города не имеют. Приехала команда московских менеджеров, три человека, привезли пятерых актеров, провели фестиваль. Регион заплатил за это. Какой в этом смысл? Ну показали кино, все-таки, конечно, событие. Но этого сегодня уже мало! Фестиваль должен стать базой для изменения в самом обществе. А это возможно, только если в городе будет работать синематека. Вот эту систему мы здесь и создали. Я ее задумал, но один я бы ничего не смог сделать. Эта система — поддержка власти, государственные субсидии, которые по-прежнему получает «Пермкино» в том же объеме, в каком получало, условно говоря, десять лет назад. Но полностью переменился смысл и задачи, которые стоят перед этим автономным государственным учреждением культуры. «Пермкино» — это некая площадка, здание, стоящее в центре города. А содержательную деятельность осуществляет Пермская синематека. И даже фестиваль «Флаэртиана», основной бренд, — тоже часть синематеки.

С.Сычев. Что происходит в синематеке в течение года? Кроме тех двадцати киноклубов, о которых вы упомянули, что еще здесь работает?

П.Печенкин. Главное — это обучение модераторов, тьюторов. Выявление новых людей, которые хотели бы этим заниматься. Это различные семинары — для социальных работников, педагогов, ученых, для тьюторского сообщества. Например, во время «Флаэртианы» приехал итальянский режиссер и медиа­педагог, который рассказал о своем опыте. Сейчас поляки проводят здесь киношколу. Пять человек — молодые режиссеры и продюсеры — из Перми, пять человек из других городов России. Для пермяков это бесплатно, для иногородних — за небольшие деньги.

С.Сычев. И это полноценная киношкола, где каждый день идут занятия? На этой же территории?

П.Печенкин. Конечно. В течение недели.

С.Сычев. То есть это скорее большой семинар, выездная школа?

П.Печенкин. Да. В феврале французы провели здесь сценарную мастерскую. Сейчас идет подготовка проектов для питчинга. Лучший проект будет представлен на «Драгон Форуме» в Кракове. Мы тоже выстраиваем некую иерархию, мотивации для движения, карьеры и образования. Единственное, чего, конечно, не хватает здесь, — полномасштабная школа. Но это стоит других денег. Я надеюсь, что все получится. Главное, за счет чего мы расширяемся, — мы постоянно ездим в другие города: в Красноярск, Омск, Новосибирск, Екатеринбург. «Эхо «Флаэртианы» проводится в Москве, Ростове, Магнитогорске, Челябинске и других городах. Мы пытаемся создать дистрибьюторский отдел, чтобы распространять зарубежное документальное кино на территории России. Хотя в нашей системе, при пятидесяти кинотеатрах, которые показывают артхаус, это, конечно, очень сложно с точки зрения рентабельности.

С.Сычев. Но вы же провели эксперимент с показом документального кино?

П.Печенкин. Да. Мы сделали программу Best. Арендовали дорогой кинотеатр, заплатили, естественно, за показ авторам. На фильме Косаковского «Да здравствуют антиподы!» был полный зал. Но с коммерческой точки зрения опыт все же не слишком удачен. В следующем году мы откажемся от этого большого кинотеатра — для нас это сумасшедшие деньги. Но мечта и желание есть — на месте старого гаража мы хотим построить зал на 150 мест.

С.Сычев. Есть и такая идея — несколько фильмов «Флаэртианы» коммерчески прокатать в других городах.

П.Печенкин. Не получается! Мы взяли лучшее, что вышло в прошлом году в мире, и попробовали «пощупать» зрителя. Я не уверен, что если бы мы поставили эти фильмы в прокат, они бы каждый день собирали полный зал. Или даже ползала. Дистрибьюция документального кино — самая сложная сторона дела. У нас в стране этим никто не занимается.

С.Сычев. Но некоторые фильмы у нас все-таки выходят в прокат.

П.Печенкин. Некоторые выходят — благодаря сверхусилиям определенных личностей. Плюс государственная поддержка в прокате. Нас федеральная власть не поддерживает. Как будто Перми не существует. В 2012 году нам не дали ни копейки — ни на производство, ни на фестиваль. То, что здесь происходит, происходит на отдельно взятой территории, которая называется Пермский край. Благодаря тому, что здесь люди понимают, что Пермь ­все-таки культурная столица. Или пытается таковой стать.

pechenkin-permm
Пермь. Киносалон

С.Сычев. А что касается работы в вузах, приглашения волонтеров – есть ли здесь какая-то коммерческая сторона? Или все существует на товарищеских условиях? Может, фильмы предоставляются за деньги?

П.Печенкин. Это совершенно некоммерческая история. Никто из студентов не будет платить деньги за просмотр фильмов в своей аудитории.

С.Сычев. По идее, вуз должен заплатить за это…

П.Печенкин. По идее, да. Сайт flahertiana.tv мы создали как раз для того, чтобы институт имел возможность закупить права. Ключевой момент – это появление генерации модераторов. Но все происходит не сразу. Надо создать магистратуру и т.п. Это требует времени.

С.Сычев. Наверное, надо приглашать специалистов из-за рубежа, которые уже все это опробовали?

П.Печенкин. Приезжали к нам зарубежные модераторы и специалисты. Там другая система, другие люди, другая ментальность. И наблюдая, допустим, как работают приезжие модераторы с нашими детьми, ты понимаешь, что наши модераторы эффективнее. У нас своя культура, свой язык, свои культурные коды. Поэтому мы создаем новую систему образования, воспитания через общение с киноискусством. Многие говорят — и я с этим абсолютно согласен, — что если рассматривать культуру как некий рынок, то сначала возникает предложение, а потом спрос.

С.Сычев. У вас есть ощущение, что спрос появится? Что в результате всех тех мероприятий, что вы проводите, Пермь стала чуть-чуть другой? В вузах что-то изменилось?

П.Печенкин. Безусловно. Отношение к документальному кино изменилось. Мало того, присутствие документального кино в системе образования можно назвать мощным, появились новые перспективы по развитию этого направления.

С.Сычев. Напоследок расскажите, от каких ошибок вы бы хотели предостеречь тех, кто, может, задумает сделать нечто похожее у себя в городе.

П.Печенкин. Первое, что нужно сделать, — убедить власть имущих в том, что ваша идея и ее реализация многое изменит в вашем городе. Второе, а может, и главное, — должен появиться человек, который одержим этой идеей, этим замыслом. Это должна быть страсть. Рационального здесь мало. Не просто зарплата и работа.

В каждом регионе свои особенности, их никто не знает. И тот человек, который загорится идеей, должен суметь адаптировать эти особенности. Подобные синематеки де-юре есть в большинстве городов. В 1990 году они были в каждом регионе. У нас было три с половиной тысячи киноустановок только в Пермском крае, а были регионы, где их было еще больше. Сейчас от региональных дистрибьюторских компаний остались только здания, которые рассматриваются как собственность. Там ничего не происходит уже двадцать лет, жизни там нет. Зато это собственность, и многие хотят заполучить ее на халяву.

Если ты не поймешь, что ты являешься потенциальным соперником людей, которые хотят на халяву срубить денег, ты попадаешь в имущественный спор, где разумные, добрые, вечные аргументы не проходят. Понимая это, ты должен выстроить ясный, четкий план продвижения своей идеи в среде начальства. И нужно формировать эшелон своих союзников. Прежде всего в университетской среде, в местном правительстве. Хотя понятно, что интеллектуальный и образовательный уровень людей у власти, как правило, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Это очень трудная задача. Почему в Перми это получилось? Случайность, стечение обстоятельств.

Еще одна ошибка, которую не следует совершать, — нельзя делать ставку на людей прежней формации. Это должна быть молодежь. Молодежь, у которой нет жизненного опыта, которая часто не умеет работать. Для которой внешнее часто значит гораздо больше, чем внутреннее, содержательное. Но нужно быть терпеливым. Нужно воспитывать этих людей, которые постепенно всасывают новые смыслы и превращаются в профессионалов.

Далее. Нужно платить людям деньги. Активно использовать фандрайзинг, самый различный, включая европейский, американский и, насколько возможно, региональный. У нас здесь уже более или менее продуманная система. Есть проектные линии, по которым нам дают дополнительные деньги. Я в год только из местных источников получаю не меньше миллиона на различные проекты — на киношколы и т.п. Мы активно занимаемся фандрайзингом.

И последнее, наверное, — необходимо иметь чувство юмора. В нашей жизни — как без него?!


Пермь, ноябрь 2012 года

Вперед, в славное прошлое!

Блоги

Вперед, в славное прошлое!

Елена Стишова

Комментируя итоги 27-й премии Национальной Академии кинематографических искусств, Елена Стишова убеждена: «Ника» голосует сердцем.

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

№3/4

Проект «Трамп». Портрет художника в старости

Борис Локшин

"Художник — чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его: он — голос своей эпохи". Максим Горький

Новости

В Роттердаме стартует Международный кинофестиваль

23.01.2013

23 января вечером в Роттердаме (Нидерланды) состоится торжественное открытие 42-го международного кинофестиваля. Картиной открытия станет драма «Мастер» (The Master) Пола Томаса Андерсона.